Актуальные комментарии

11 820 подписчиков

Свежие комментарии

  • kon
    А результат уже известен? А будут отключать финансирование регионов с 78%? Или с 81%? Вон как Иркутск зафунансировал...«Единая Россия» р...
  • ВЛАДИСЛАВ
    Итак, что получается на сегодня. За неполный месяц два покушения на убийство лидеров несистемной оппозиции: 20 числа ...Националист Макси...
  • Владимир Соловьев
    в гробу я вдал такое величие, когда на лечение денег нет, когда детям по телику собирают с народа. это не величие, ...Великая держава: ...

Дух изгнанья

Дух изгнанья

Лермонтов, как говорится, «вошел вместе с дверями» в русскую литературу.

Пушкин убит! – Да здравствует Лермонтов!

«Смерть поэта» - гениальный пиар-ход. Гениальный по своей эффектности и эффективности. Гениальный и потому, что это, конечно, был не расчет, а совершенно искреннее чувство М.Ю.

Совершенно искренняя скорбь о Пушкине. Совершенно искренняя обида – за себя тоже (которого он тут от Пушкина не отделял). Совершенно искреннее ОТВРАЩЕНИЕ К МИРУ – одна из главных мелодий Лермонтова, одного из тех гениев, про которых сказано, что «избранники богов умирают молодыми».

Лермонтов в «смерти поэта» применил самый типичный журналистский прием – НАШЕЛ ОБОБЩЕННЫХ ВИНОВНИКОВ ТРАГЕДИИ.

Пушкин ревновал жену. Пушкин был в тяжелом душевном состоянии – в последние год-два писал гораздо меньше, чем раньше (это в 37-то лет !). У Пушкина были непростые отношения с «персональным цензором» (Н.П.Романовым). Была ли ОБЩАЯ причина всего этого Личного Системного кризиса и что это была за причина – пусть и дальше ломают головы пушкинисты. Но в общем, жизнь А.С. в последние годы была такой, что вполне возможно, он бессознательно хотел ее закончить …

А вот Лермонтов, без лишних тонкостей, вложил всю эту историю в железную дихотомию.

Поэт – против черни (светской, придворной, богатой). Более широкому обществу (или тоже «черни»?) эта интрига понравилось. Запомнилось стихотворение (а значит «зацепило») и в том самом придворном круге. Это был Грандиозный скандал – из которых и возникают харизматические фигуры.

Конечно, Лермонтов невольно (сам не думая) очень уж оглупляет Пушкина – «Не вынесла душа поэта/ Позора мелочных обид». Если чего душа и не вынесла, то СВОИХ проблем, внутренних … «Восстал он против мнений света» - Пушкин как раз такими делами не занимался, совсем наоборот – «К чему напрасно спорить с веком?». «Не вы ль сперва так злобно гнали/Его свободный, смелый дар?». Кто, когда, куда и зачем гнал дар Пушкина? Интриги, как известно, были (знаменитое «письмо ордена рогоносцев» Пушкину), но клеветники так и не найдены, кто поименно были врагами Пушкина неизвестно, во всяком случае, они явно не были выразителями мнений ВСЕГО двора, света и т.д.

Ну и знаменитый финал, этакий свободный перевод «Сонета 66» Шекспира, где Пушкин вообще забыт, а идет обличение несправедливого и жестокого Мира …

А вы, надменные потомки 
Известной подлостью прославленных отцов,
Пятою рабскою поправшие обломки 
Игрою счастия обиженных родов!
Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи!
Таитесь вы под сению закона,
Пред вами суд и правда – все молчи!..

Вечно актуально … По крайней мере СЕГОДНЯ в России, про наше время, звучит ничуть не слабее чем в 1837 г. – по ОБЩЕМУ ПАФОСУ.

Такой пиар-пафос – всегда цепляет! Все мы знаем, что «они», «жадною толпой стоящие у трона» - жестокие, лживые, корыстные сволочи, от которых хорошему человеку (хоть Пушкину, а хоть и мне, всем нам …) – житья нет. В общем – бесспорно.

А как начнешь разбирать - все расплывется …

Пушкин и сам («Моя родословная»), хоть и не так стучал в барабан, но охотно подчеркивал разницу между собой - аристократом природным  и выскочками-придворными: «не торговал мой дед блинами» (князья Меньшиковы), «не ваксил царских сапогов» (графы Кутайсовы – сапогов не ваксили, но брадобреем у Павла Кутайсов был), «не пел с придворными дьячками, в князья не прыгал из хохлов» (графы Разумовские). Но ведь все они – капля в море титулованной аристократии, огромное же большинство – из древних княжеских и боярских семей.

А кого имеет в виду Лермонтов? ВСЕХ. И никого конкретно. Да для таких эмоциональных обличений «имена, пароли, явки» не нужны – не в суде …

Все детали (и каждая по отдельности) ужасно искажены, окарикатурены. А в целом картина мощная, точная.

Картина «Мир Лермонтова».

Глубоко дисгармоничный Мир. И социальная проекция этого Мира (на которую он так напирает) имеет десятое значение – Лермонтов не Некрасов …
 
Это похоже на «рассерженных (на Мир? на себя?) молодых людей» - Гамлет, Холден Колфилд («Над пропастью во ржи»).

Нет, я не Байрон, я другой,
Еще неведомый избранник,
Как он гонимый миром странник,
Но только с русскою душой.

Политическое диссидентство Лермонтова («Прощай немытая Россия, страна рабов, страна господ») – лишь частное проявление общего неприятия жизни …

Так кто эти «диссиденты по жизни», «лишние люди»?

Молодые брюзги-нытики? Циничные идеалисты? Неспособные социализироваться, притереться к общей лжи и равнодушию, или – иначе говоря - СМИРИТЬ ГОРДЫНЮ, и стать «как все» (как «тот кто на всех глупцов похож»)? Те, кто не может примирить свой личный «верх» и «низ»  («груз тяжких мыслей вверх меня тащил, а крылья плоти вниз влекли к могиле»)?

Люди, которые мучаются от БРЕЗГЛИВОСТИ к своим собственным «низменным и банальным» желаниям, которым больно ступать по грязной земле – кожа на ступне стерта до крови? Те, кому тошно просто, без затей, плыть по течению «как все», и нет сил подавить свой «бунт гормонов» в 20 лет? Да и главное – быть «пошлым как все» противно, а альтернативы-то – нет!
  
И скушно и грустно! – и некому руку подать
     В минуту душевной невзгоды …
Желанья … что пользы напрасно и вечно желать?
     А годы проходят – все лучшие годы!
Любить – но кого же? – на время не стоит труда,
     А вечно любить невозможно …
В себя ли заглянешь? – там прошлого нет и следа.
    И радость, и муки, и все так ничтожно
Что страсти? – ведь рано иль поздно их сладкий недуг
     Исчезнет при слове рассудка,
И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем 
                                                                            вокруг, - 
      Такая пустая и глупая шутка!


Конечно, бывает что все это – просто дурь, понты осенние – «Вянет лист. Проходит лето. / Иней серебрится …/ Юнкер Шмидт из пистолета/ Хочет застрелиться./ Погоди, безумный, снова/ Зелень оживится!/ Юнкер Шмидт! честное слово,/ Лето возвратится».

Самопародия – не лишняя для «лишних людей». Но между юнкером Шмидтом и поручиком Лермонтовым, как между Грушницким и Печориным, есть принципиальная разница.  Она тонкая, «чуть-чуть». То «чуть-чуть», которое определяет в этом мире ВСЕ – дистанцию между осетриной второй свежести и свежей осетриной.

Лишние люди – сильные люди. И, хоть и считают себя «лишними», но уж тем более весь мир для них – с их абсолютным  эгоцентризмом и эгоизмом – абсолютно лишний. И раз жизнь – «пустая и глупая шутка», то уж и они пошутят с всякими «дураками по дороге», будь то добряк Максим Максимыч или надутый индюк Грушницкий, или хитрые товарищи Гильденстерн и Розенкранц.

Лермонтов прочертил в русской душе-литературе глубокую царапину.  Вечное неприятие себя, своего места в жизни и самой этой жизни и всех «прочих людей» в ней. Не из-за «политики», не из-за «социальной несправедливости», не из-за отвергнутой (вечно почему-то отвергнутой!) любви … Нет. Неприятие Глобальное – Всемирное тяготение мешает! Узковато будет …

Правда и вырваться-то – некуда. «Рвусь из жил и из всех сухожилий» - в НИКУДА …

Причем неприятие Мира специфическое – на грани фола, бретерское, злое, несправедливое, но бескорыстное, т.к. любая корысть слишком МЕЛОЧНА для этих русских мальчиков.

Сейчас этого почти нет … Но и сегодня бывает – «под пеплом вдруг сверкнет алмаз». Опасный и соблазнительный луч – высокомерного презрения, бесцельной отваги, злой иронии.

Публицист Леонид Радзиховский специально для «Актуальных комментариев»

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх