Актуальные комментарии

11 820 подписчиков

Свежие комментарии

  • Лера
    https://mt.news-front.info/blog/43388664759/Andrey-Vadzhra-Frantsiya-strana-fanatikov?utm_referrer=mirtesen.ruШутить можно над ...
  • Лера
    Правда в том, что оскорбление чувств верующих, а уж чувств фанатичных мусульман точно, не останется безнаказанным, о...Шутить можно над ...
  • Алексей Гаврилов
    Высокие цели — чтобы все её члены попали в список FORBES ? ? ? ? ? ? ? ? …………...«Единая Россия» с...

Прикрывая своими плечами

Прикрывая своими плечами

Мое поколение – люди второй половины 80-х – сталкиваются с кризисом впервые. Нам – по 30 лет, и 1991-й мы переждали в начальной школе (а кто-то – в детском саду). 1998-й тоже остался где-то в детстве, когда весь удар приняли на себя родители. 

Мы вошли во взрослую жизнь (была ли она вообще взрослой – Бог весть) уже после Беслана, и даже финал чеченской войны – не про нас. Про нас – рост зарплат, неплохая и не слишком пыльная работа, беспроводной интернет, поездки за границу.

Родители взрослели, но прикрывать нас было не от чего. Казалось, что Россия «нулевых» – это навсегда.

К счастью, ничего не бывает навсегда.

Нынешние экономические сложности болезненней всего переживаются именно поколением 80-х, детьми закатного советского беби-бума, потому, что речь идет о первом столкновении с реальностью. Не с той, где Дольче и Габбана или концерт андеграундной группы где-нибудь в питерских гаражах (можно совмещать, кстати), а той, где – во всем мире – каждый день приходится вставать и идти в бой.

Каждый день сотни тысяч людей теряют работу, подсчитывают последнюю копейку, укладываются спать голодными – это не об Африке, а о США и Ирландии, Германии и Португалии, Бразилии и Индии, Китае и Южной Корее.

Кризис – это вообще-то нормально, просто наше поколение даже страшного обвала японской экономики не помнит.

Гарантий нет. Совсем. Никаких.

Это, честно говоря, страшно. Я далек от мысли высокомерно поучать сверстников: мол, лето красное пропели. И уж тем более не хочу радоваться тому, что кто-то теперь не сходит на концерт или не купит новые ботинки. Но одно мне хочется сказать со всей жесткостью.

Родители не вечны. Прикрыть нас больше некому.

У нас самих дети, и их, кроме нас, никто не вытащит. Эта странная метаморфоза всегда происходит неожиданно: проснулся утром – и ты взрослый, и нужно куда-то идти, что-то решать, звонить и писать, продавать и покупать, и это – представьте себе – надолго. И сбежать некуда: Земля кругла, дальше по глобусу – все то же самое.

И сейчас, когда искренние либералы (многие из которых – как раз принадлежат все тому же, нашему, поколению) говорят о том, что страшно отсутствие хамона, пармезана, долларов, стабильности, мне становится неловко.
Нет, страшно быть идиотом, остальное вполне можно пережить.

Да, это действительно первый вызов, и прикрыть нас действительно некому, но очевидно, что сдавать свое будущее ради сытости нельзя. Это, к слову сказать, довольно трудно объяснить: за спинами у всех тех, кто бросается сейчас биться головой о стену, стоят люди, прекрасно себя чувствующие при любой погоде и давно уже живущие непонятно на что. Эти-то точно ни фитнеса, ни кабака не потеряют, потому довольно спокойно говорят о том, что в «90-е было лучше», мол, то же самое, только свобода.

Эта наглость поначалу обескураживает (как, скажем, веселое хамство Остапа Бендера многих ставило в тупик), но люди, в 90-е делавшие деньги, не могут не помнить, что такое, скажем, «чеченские авизо». Поколению 80-х советую погуглить: история показательная и поучительная, многое в тогдашних «раскладах» объясняющая.

Но дело, конечно, в авизо, залоговых аукционах или длинных кладбищах с датами «1992, 1993, 1994».
Дело в том, что, предлагая сдаться, предлагают действительно сдаться, потерять свободу. Нельзя сказать, что Россия совсем уж свободна от мирового рынка, нет, мы – его часть, пусть и не такая, какой нам хотелось бы. Однако политическая автономия – не пустой звук.

Казалось бы, «простому человеку» все равно, кто там сидит в правительстве – россиянин Силуанов или приехавший из Грузии Иванишвили, или выписанный прямо из Лондона мистер Браун. Нам бы зарплату платили, а там – хоть Браун, хоть Уайт. 
В этом и есть главный обман.

Политический суверенитет страны – это единственная легальная возможность говорить и думать на своем языке, своими словами и по своим правилам. Немцы, нация Бисмарка и Клаузевица, невнятно мямлят что-то совершенно невразумительное именно потому, что за долгие годы разучены думать на своем родном, историческом, языке. Все. Насовсем. Нельзя. Есть три страницы учебника политологии и книжка Фукуямы: используйте в свое удовольствие, компилируйте, цитируйте, дописывайте по строчке раз в три года. Здравый смысл? Национальные интересы? Социальное обеспечение (посмотрите на Грецию, многое поймете)? Нет, все это совершенно лишнее.

Теория рано или поздно становится практикой, а практика гласит: вы там хоть умрите все, чтобы парил над миром Небесный град Вашингтон. Вот лично вы и умрите, а что, а почему бы и нет? Мы не заплачем, у нас тут сто лет все умирают, от Германии до Ирака, от Аргентины до Индии, от Японии до Ливии, и ничего, знаете ли.

Вызов именно таков: или есть шанс, или шанса нет.

И я неплохо знаю всех этих людей 84-го года. Они, конечно, не Спинозы и ватники через одного. Но шанс, я думаю, есть. Спокойно, мрачно и уперто прикроем своими плечами и не сдадим.

Михаил Бударагин специально для «Актуальных комментариев»

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх